Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Февраль, читательский дневник

1. Сальма Кальк, "Женитьба дядюшки Жиля" [Вкратце]Девичий ромфант о том, как хорошо, когда большая семья: всегда есть, кому помочь. Очень симпатичные персонажи при куда менее симпатичном тексте. Но если сама модель ложится на душу, то читается приятно. А я, например, люблю иногда представить, сколько бы у меня было кузенов с дядьями и тетками и всяких семиюродных, если бы у прадеда уцелело больше одного ребенка.

2. И Краткое, "Привилегия" [Вкратце]Рассказ с продамана с неожиданным разворотом истории Д'Артаньяна.

3. И Краткое, "Магистр бессильных слов"[Вкратце]Прелестнейшая прелесть. Очень добротно воспроизведена атмосфера и интонации "Безымянной звезды" (фильма). Эдакий альтернативный Михаил Себастьян в режиссерской подаче Михаила Козакова. Все мило и душевно. В смысле, душа при чтении отдыхает.

4. Надежда Мамаева, "Черная ведьма в академии драконов" [Вкратце]Как требует канон, оказывается добрее и порядочнее светлых, за что закономерно получает лучшего дракона на деревне.

5. Чеслав Милош, "Долина Иссы" (Польша) [Вкратце] Автор поляк, но родился в Литве, на бывших землях Российской империи, а жил многие годы, где придется, например, в Париже и США. Сам называл себя "последним гражданином Великого Княжества Литовского". Нобелевку Милошу дали в 1980 году с формулировкой "За то, что с бесстрашным ясновидением показал незащищённость человека в мире, раздираемом конфликтами". "Долина Иссы" - роман воспитания, в той же традиции, что "Детские годы Багрова-внука", "Детство. Отрочество. Юность", "Жизнь Арсеньева". Но показывается в нем формирование не только сознания и личности, но и накала национального вопроса и классового конфликта, который не избыть парцелляцией. Внешний взрослый "мир, раздираемый конфликтами" не может оставить в покое и безмятежности даже мир детства в изолированной долине, где почти не бывает чужих. Он вторгается извне и из прошлого, подминая людей и перекраивая сознание. В цивилизациях, долго бывших крестьянскими, почва, и в прямом, и в переносном смысле, сохраняет огромную важность, даже когда жизнь меняется. Каждый ведь "лишь о своем добре радеет", как сказал другой Нобелевский лауреат Владислав Реймонт в романе "Мужики", и это обрекает мир быть разодранным в конфликтах, становясь неизбывной причиной, по которой поляки исторически не любят русских, немцев, литовцев, евреев и даже... других поляков. Потому что шляхтич с литовской фамилией и бабушкой из ганзейского города Риги это совсем не такой поляк, как "короняж", даже если они говорят на одной смеси польского с литовским. А когда дело доходит до дележки добра (опять-таки, и в прямом, и в переносном смысле), человек человеку - волк, и вдобавок, железный. ("Гележиню вилкас", "железные волки" - упомянутая в романе литовская организация, поддерживавшая нацистов.)

6. Отар Чиладзе, "Шел по дороге человек" (Грузия), аудиокнига. [Вкратце]Александр Эбаноидзе, переводчик и бывший главред "Дружбы народов", в юбилейной статье говорит, что Чиладзе номинировали на Нобелевку. Статья посвящена главным образом упадку, в который пришел великий журнал за 75 лет своего существования: отобрали флигель, нечем платить авторам, приходится побираться и одалживаться по разным фондам, что очень горько для журнала, чьи авторы на Нобелевку номинируются. По правилам Нобелевского комитета имена прочих номинантов нельзя оглашать следующие от номинации 50 лет, жалко, я не доживу до момента, когда будет открыт этот архив. Роман Чиладзе я взяла, как написанный в год своего рождения, есть такой пункт в челлендже, за то, что автор - грузин. Есть у меня отдельный список про "знакомство с грузинской литературой". Открывала с полной готовностью закрыть, но обомлела с первых десяти минут. Гарсиа Маркес к тому моменту не был переведен и вообще дойти до СССР не успел, а Чиладзе выписывает примерно то же самое, только без агрессивной латиноамериканской сексуальности, из-за которой читатель регулярно чувствует себя анекдотической старушкой, наблюдающей за парочкой в кустах. Получается, что в Грузии написали свой магреализм (или "мифопоэтический роман", если угодно) примерно в то же время, что и в ЛА, но он не получил аналогичного всемирного резонанса лишь потому, увы, что с грузинского меньше и дольше переводили. Я прослушала первую часть, "Аэт" (Ух, как мне было обидно за Язона, которого я с детства привыкла представлять героем! А здесь он смазливый трус, который боится всего на свете!) Это было 70х10 минут. Остались еще "Уехиро" и "Дедал"

7. Уильям Голдман, "Принцесса-невеста" (Америка, список Тайм-100), [Вкратце]"мудрая смесь чепухи и романтики", роман не отличается от фильма 1987 года, разве что интермедий с отступлениями больше. Я не понимаю, за что он попал в "самые-самые фентэзи", ну, пустяковина же, полностью вторичная.[Цитата]Ну честно, я взаправду считаю, что лучше любви ничего на свете нет, кроме леденцов от кашля. Но еще я должен в стотысячный раз повторить: жизнь несправедлива. Она справедливее смерти, вот и все.

8. Джон Скальци, "Грезы андроида" (Америка) [Вкратце]В 2013 взял Хьюго и Локус за роман "Люди в красном". Это - живенький киберпанк в антураже космооперы. Легкое приятное чтение с лихо закрученной интригой.

9. Александр Куприн, "Инна" [Вкратце]Еще один пункт челленджа "Героиня - ваша тезка". Мои тезки редко попадаются в романах. Это короткий рассказ, печальный с подзаголовка "история бездомного человека". Счастливой любви у таких, естественно, не бывает.

10. Чеслав Милош, "Дитя Европы" и другие стихи, причем я старалась найти в переводе Бродского. Поэтому получилось недостаточно для знакомства, но первое впечатление - сильное.

11. Иосиф Бродский, "Набережная неисцелимых".[Вкратце]Написанное по заказу автобиографическое эссе о Венеции, которое я очень давно собиралась прочесть. Очень красивая поэма в прозе. Дочитав по-русски, я тут же взяла Watermark в оригинале. Композиционно эссе состоит из маленьких глав, от полстранички до нескольких. Наконец-то я нашла книгу, которую мне хочется читать на английском.

12. Торнтон Уайлдер, "Теофил Норт" (Америка).[Вкратце]Последняя книга американского классика, трижды получавшего Пулитцер, написанная в год моего рождения, когда ему самому было 76 лет. Через два года он умер. Торнтон Уайлдер одного поколения с Хемингуэем и Фицджеральдом, они родились с разницей в 2-4 года. Но Торнтон Уайлдер, при том, что участвовал в обеих мировых войнах, не относится при этом к "потерянному поколению". Именно это мне в его романах всегда и нравилось. Читая "Теофила Норта", я поняла, как могло получиться, что человек как будто в другой Америке и в другое время писал, отличные от действительности Фицджеральда с Хемингуэем. Теофила Норта, безусловно, нельзя рассматривать, как авторское альтер эго. Но мне кажется, что Торнтон Уайлдер, создавая его образ, отталкивался от автобиографического материала: служба в береговой охране, учеба в Йеле, уроки языков, ведение дневника, год на раскопках в Италии, но, самое главное, способ глядеть на жизнь и отношение к людям. Роман же представляет набор историй о том, как Теофил Норт вмешивается в чужую жизнь. По духу очень похоже на психотерапевтические новеллы из сборника "Лекарство от любви" Ялома, только герой не оправдывается тем, что он - психотерапевт, поэтому ему так можно.

13. Виталий Бодров, "Охотник" [Вкратце]Милое мужское фентэзи.

14. Александр Маколл-Смит, "Женское детективное агентство номер один" (Британия) [Вкратце]Приятная книжка, похожая по духу и стилю на Николаса Дрейсона "Книга птиц Восточной Африки".

15. Малгожата Мусерович, "Целестина, или шестое чувство" (Польша) [Вкратце]Детская повесть из тех, которые больше всего удовольствия доставляют взрослым. О жизни большой семьи в недостаточно большой для такого количества народа квартире. Шестое чувство - чувство юмора. Очень приятная вещь, из тех, что почитал - как домой съездил. Обязательно как-нибудь перечитаю, чтобы снова погрузиться в атмосферу.

16. Джон Уиндем, "Семена времени" (1956, Британия). [Вкратце]Сборник нф-рассказов. Такие особенно увлекательно читать, если есть возможность сравнивать с современным периодом, куда ушла научно-техническая мысль и оценки исходящих от нее опасностей. Уиндема интересовала, в первую очередь, реакция человека на изменяющиеся обстоятельства. А общественно-социальные стереотипы тоже претерпели заметные изменения с 50-ых гг прошлого века.

17. Л.Н.Толстой, "Смерть Ивана Ильича". [Вкратце]Толстого с юности не люблю. За морализм, чтоб не называть его морализаторством. И еще за то, что его герои обычно сверяют курс своей жизни с некими "высшими". По этому поводу уже много лет собираюсь Толстого перечитать и поглядеть, не изменилось ли чего в моем восприятии. Мало ли, вдруг успела дорасти. И тут у Ялома в "Экзистенциальной психотератии", которую не первый раз пытаюсь прочитать, но надкусываю и откладываю, попался пассаж про "Смерть Ивана Ильича". В той главе, где Ялом рассуждает, что смерть как сущность - разрушительна для человеческой жизни, а как идея - благотворна. Порассуждав, что сознание конечности собственной жизни дает возможность "включиться" и уйти от "забвения бытия", в котором большинство людей живет большую часть своей жизни, посвящая ее суете и беспокойству о вещах, не стоящих внимания перед лицом смерти, Ялом переходит к цитатам из умных людей вроде Монтеня и краткому пересказу "Смерти Ивана Ильича". А я ее несколько иначе запомнила, акценты на другие места пришлись. Пошла перечитывать, и внезапно тронулась до глубины души. Там мне было жаль бедного Ивана Ильича, словами не передать.

[Итого за февраль]
Развлекательное (в том числе, фентэзи) - 7
Фантастика - 2
Магический реализм /номинация на Нобелевку?/- 1
Произведение нобелевского лауреата - 2
Лауреат Пулитцера - 1
Тайм-100 - 1
Русская классика - 2
Американская классика - 1

По странам:
Россия - 7
Грузия - 1
Польша - 2
Америка - 4
Британия - 2

Романов - 9
Рассказов - 2+сборник
Повестей - 3
Эссе - 1
Стихи я не считала

Всего: 13
Аудиокнига: 1

Романо Луперини. Ивы растут у воды (2002)

Романо Луперини (1940 г.р.) - итальянец, автор книг по истории и теории литературы и политистории итальянской интеллигенции. "Ивы растут у воды" - автобиографический роман. Не мемуары, то есть, воспоминания о современниках и событиях, которым автор был очевидцем, но попытка представить образ эпохи сквозь призму биографического материала, обобщенного от индивидуально-личного до лирического.Collapse )

Ромен Гари, Тюльпан (1946)

По объему и жанровым признакам это произведение, написанное в 1944-1945 годах, все-таки, скорее повесть, нежели роман, как его все называют. Но, безусловно, фантасмагория.Collapse )

Два документальных фильма о йоге

По ссылке на видеоролик - два документальных фильма в одном файле: "Индийские йоги - кто они?" ("Киевнаучфильм", 1970) и "Индийские йоги. Кто они? 40 лет спустя" (2009). Даже если предмет с темой не слишком занимают, интересно сравнить, как изменилась кинодокументалистика. Разница манеры так наглядна, что, кажется, руками пощупать можно.Collapse )

Стихотворение Высоцкого, которого я не знала

Вот удивительно, как оно могло мимо меня пройти?
Мой век стоит сейчас -
я век не перережу!
Во время - в продолжении "теперь" -
Я прошлым не дышу
и будущим не грежу.Collapse )