iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Categories:

Как я читала Молоховец

Воспоминания подобны миражам. Мираж - оптическая иллюзия, за счет смешения горячих и холодных слоев воздуха переносящая отражения иногда очень далеко от отражаемой реальности. Искажает, увеличивая или уменьшая, приподнимая или опуская. Так и воспоминания то увеличивают, то преуменьшают значимость задним числом. Смещают акценты. Сосредотачиваются на какой-то одной яркой детали. Приписывают и путают. А иногда существенные подробности и вовсе теряются под завалами всевозможного головного хлама.

Например, одной из "прочитанных" мною кулинарных книг была "Книга о вкусной и здорой пище". Талмуд советских годов, шестидесятых, наверное. Помню про нее всего две вещи. Там были цитаты из Сталина, минимум все предисловие... Возможно, годы издания были и вовсе пятидесятые. И потрясающий снимок торта "Рог изобилия", в виде рога козы Амальтеи, из которого высыпаются фрукты. Снимок был на врезке большей плотности, чем остальные страницы. Но вот цветной или черно-белый, уже не скажу. 

Молоховец тоже читала девочкой. В издании с ерами и ятями. По-моему, репринтами тогда не увлекались, так что, похоже, это был выживший экземпляр самого начала двадцатого века. О, эта книжка поразила мое воображение. Начиная от мер, которыми надо обзавестись рачительной хозяйке... Как они назывались-то? Гарнцы какие-то? И как соотносились через стаканы со штофами, полуштофами и большими бутылками шампанского? А масло, чухонское и какое-то еще, которое надо купить фунтами, поделить на полуфунты и скатать в шарики? А кладовка рядом с буфетом, чтобы хозяйка, зимой не входящая в кладовку по слабости здоровья, могла там сидеть, и мимо никто ничего не пронес? А муж, который должен обеспечить удобную квартиру, если хочет, чтобы жена достойно справлялась? Ну, автор понимает, что у многих уже есть жилье, какое получилось, но тем не менее изложит свои советы об удобной планировке для тех, кто собирается строить или перестраивать дом. 

Для меня при чтении Молоховец огромное значение имел литературный контекст. Семейство Мармеладовых, бедствующее непотребным образом в "Преступлении и наказании" Достоевского. Ужасающее меню Родиона, мельком описанное, дает представление, как в отдельно взятой студенческой голове могли зародиться столь безобразные мысли. И советы Молоховец о покупке "телячьего жельона" (могу путать терминологию за давностию лет), который дешевле "рыбьего клея" (цена обоих в рублях с копейками за фунт едва ли не превышает озвученные чуть ли не на месяц прокорма средства Раскольникова), что позволяет подать вкусное желе даже в дешевом обеде! 

Куприн. "Белый пудель", "Чудесный доктор", "Яма"... Нет, у того же Куприна и "Сирень", где офицерская жена за ночь ухитряется навтыкать взрослых кустов на месте помарки, допущенной в чертеже мужем. И "Девочка и слон", где с легкостью сносят дверные проемы, чтобы слон прошел в квартиру попить чаю с больным ребенком, ради выздоровления которого родители готовы на все.

Но книга Молоховец все равно представляла картину мира, не слишком созвучную той, что складывалась из большинства книг, что мы "проходили" в школе. Тургеневские барышни из всяких "Дворянских гнезд" вполне могли жить в соответствии с духом и буквой советов Молоховец. Но мы читали "Му-му", "Записки охотника" и "Бежин луг". 

А веселее всего перекликалась с Молоховец "мысль народная" из толстовской "Войны и мира". Молоховец советует не помещать на отшибе кухню и прочие людские пристройки, чтобы "содействовать нравственному совершенствованию дворни". Может, моральному, суть та же: воспитывать хозяйским примером, куда ж кухарке без него. И навязший в зубах школяра Платон Каратаев как носитель органической, естественной, исконно-природной нравственности, превышающей всю сумму заумных философий, отягощающую Пьера Безухова. А Пьер - еще из "симпатичных", хоть и рохля.

Сейчас мне жаль, что до рецептов как таковых я ни разу не дошла, ограничившись ее советами по общей организации хозяйства. Было бы безумно интересно сравнить с великой вегетарианской эпопеей Толстого. Идея обеспечить "простому народу" столовые с качественной едой за доступные деньги, делала в моих глазах относительно достойным человеком даже морализаторствующего графа. Толстого, некстати, со школьных лет не люблю именно за морализаторство. В моем неустоявшемся подростковом понимании оно граничило с лицемерием. Вот ведь человек сам все перепробовал, покуролесил всласть, погусарил и теперь вещает: "Идите, дети мои, живите правильно! Я сам попробовал, мне не понравилось, говорю, вам такого точно не надо!" Перечитала все тем же полным собранием, включая письма, уже во взрослом возрасте, 30+: есть вещи, о которых не стоит судить по смутным огрызкам, застрявшим в голове со школы. Однако, именно на этот момент почему-то реагировала даже острее, чем в школьные годы, когда пубертат и азарт отрицания всех и всяческих авторитетов, без которого не вырасти. Толстой, безусловно, великий писатель. Но... Это же не повод назначать самого себя мерилом чужой нравственности? В любом человеке заложена страсть если не учить, то поучать. Ну, я и самозванных учителей не люблю, а Толстой, на мой субъективный взгляд, "перебирает" и с откровенными поучениями. Спасибо за заботу, конечно, батюшка-граф. Но сразу так и подмывает "своим умом", будто в пику великому мыслителю. 

Но я отвлеклась от вегетарианских столовых, которые нравились мне в целом больше толстовских школ для крестьянских ребятишек. Детские рассказы Толстого я вообще старалась собственным детям не читать, хватит того, что школа не позволит пройти мимо, хотя они и не относятся к безусловным вершинам детской литературы. Со столовыми удивительно, как он эффективно презрел объективные реалии в пользу отвлеченной идеи. Идея-то ведь сводилась не к "дешево накормить" как можно больше Раскольниковых, чтобы хотя бы с голодухи не чудили. Люди в любом случае начудят, но с голода - особенно затейливо. Идея была примерно та же самая, что и современных вегетарианцев с веганами. Глобальное очищение и оздоровление духа, которое начнется с телесного уровня, при условии специальной диеты. Неудивительно, что ничего не вышло. Безумно интересно было бы сравнить меню толстовских столовых с меню Молоховец для "среднего" семейства из шести человек. Там ведь, сколько я помню, все рецепты на 6-8 персон. 

Единственная книга школьной программы, которую не опрокидывала с ног на голову Молоховец, это "Обломов" Гончарова. Вот почему-то "все смешалось в доме Облонских" и сосредоточенные хозяйственные думы Китти никак не увязывались в моей голове с домоустройством Молоховец. А Обломов жил словно по ее книге, только не доведя до совершенства.
Tags: Настроение, книги
Subscribe

  • Фотовыставка "Фиксаж" в Новой Третьяковке

    Театр начинается с вешалки. А поход на выставку теперь с парковки. Точнее, с очереди на нее. 300 рублей в час и чтобы заехать, надо постоять,…

  • Бывают чайки-поморники...

    ... а бывают помойники. Так и роются, вместе с голубями. И вообще здесь город контрастов. Примерно вот таких: Черненькое - культурно-историческое…

  • Нарочно не придумаешь

    Из сегодняшнего улова колоритных деталей, что сам захочешь, нарочно не придумаешь. Чистое поле с проселком, разбитым в жидкую грязь. На лобовом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments

  • Фотовыставка "Фиксаж" в Новой Третьяковке

    Театр начинается с вешалки. А поход на выставку теперь с парковки. Точнее, с очереди на нее. 300 рублей в час и чтобы заехать, надо постоять,…

  • Бывают чайки-поморники...

    ... а бывают помойники. Так и роются, вместе с голубями. И вообще здесь город контрастов. Примерно вот таких: Черненькое - культурно-историческое…

  • Нарочно не придумаешь

    Из сегодняшнего улова колоритных деталей, что сам захочешь, нарочно не придумаешь. Чистое поле с проселком, разбитым в жидкую грязь. На лобовом…