iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Categories:

Правда жизни как двигатель книготорговли

Наткнулась (случайно!) на собственный текст в месте, в котором сама точно не выкладывала. Поразительно, как расходятся круги по сети. Кто бы мог подумать, что найдутся люди, что не поленятся републиковать без упоминания автора или хотя бы источника. Впрочем, обидно мне стало не за то, что не упомянули. Тут я скорее польщена и рада, что именно такое расходится. Сразу хочется еще пару речей толкнуть, и пусть берет, кому глянулось, глядишь, кто-нибудь задумается. Обидно стало, что у каких-то неизвестных мне людей есть, а у меня самой - нет, поскольку архив сгорел вместе с ноутбуком. И я не озаботилась восстанавливать, решив, что это - всего лишь повод обзавестись новым. Но, пожалуй, на днях предприму, все-таки, специальный вояж. Поскольку стало интересно, а что еще и где именно может найтись. Эссе, или, пожалуй, скорее, фельетон под спойлером.

О "правде жизни" в литературных произведениях можно рассуждать бесконечно. Этот критерий едва ли не самый шаткий из всех, которыми можно оперировать, оценивая художественное произведение. Она своя у каждого. И, собственно, от того, какой придерживается автор, пляшут маркетологи, прикидывая, стоит ли выпускать книгу. А я сама - решая, стоит ли ее читать удовольствия ради.

Например, популярным Мартином, которого обсуждали буквально все вокруг меня, не заинтересовалась именно по этой причине. Буквально после первых строчек показалась, что авторская "правда жизни" сводится к непрерывной и разнообразно аргументированной констатации того факта, что "жизнь - нужник, все бабы - суки, а солнце - /ясно какой/ фонарь". А то мне без него недостаточно объясняли, что дружбы не существует, временный союзник так и ищет повода предать, а любовь - всего лишь половой акт, что хочется повторить. Тут прошу прощения у поклонников творчества. Повторюсь, так и не прочитала, "соскочив", как только возникло это ощущение.

В восьмом примерно классе "правда жизни" в моем субъективном переживании сводилась к горькому осознанию, что моя жизнь, как и любого другого живого существа, вообще не имеет смысла. Можно делать что угодно - писать гениальные романы или сходить с ума; любить или не любить; рожать детей или не рожать... Что ни делай, на мироздание не повлияет. Да Винчи, Бетховены, Эйнштейны и, простите, даже Будды - явление статистическое. Мироздание все равно пройдет своим путем. Даже если первый десяток-другой "судьбоносных" вымрут в колыбелях, родятся и состоятся другие, которым больше повезет: с удачей, моментом или обстоятельствами. Если у мироздания назрела идея, орудиями, способными словить ее из воздуха и воплотить, оно в любом случае обзаведется. А про "невыстрелившие ружья" никто не просто не вспомнит и не пожалеет, но даже и не узнает.

Затем "правда жизни" заиграла в яростном отрицании всего, что портит мир. Расизма, фашизма, голодающих детей, убийц-маньяков-извращенцев, алкоголиков, воров и политиков. И в печали от невозможности повлиять хоть на что-то "глобальное". Например, обеспечить кастрацию "заподлицо", чтоб дальше даже писать через трубочку, всех педофилов. Факт существования придурков, способных посадить собственных детей в будку на цепь, воспринимался очень остро. А еще сильно раздражали собачники. Из тех, что подберут в парке слепую шавку со стертыми зубами, судя по которым она на пару лет пережила средней срок жизни таких собачек... И давай ее спасать-лечить! Собирать деньги на дорогие уколы, возить на такси в ветеринарку... Вместо того, чтоб гуманно усыпить обреченную страдалицу, а собранные деньги потратить на лечение не менее несчастного, чем престарелая собачонка, человеческого дитеныша. Или организовать что-то вроде отряда "Лиза-аларм" вместо того, чтобы тусоваться на узкоспециализированном форуме, посвященном исключительно розовым поням.

Сейчас основное, что мне кажется про жизнь "правдой", это что главное, чтобы все не начали думать одинаково! Тогда ведь станет не только бессмысленно, но еще и скучно! А мир, если не вдумываться, прекрасное и удивительное место, разнообразное и упоительное. Хотя, конечно, очень неприятно, когда маньяк разделывает именно тебя. Но есть своя прелесть, я бы сказала, даже некая высшая гармония в том, что даже если тебя, одновременно с этим кто-то пишет прекрасные рассказы о единорогах, какающих бабочками. Хочется книг, обостряющих чувство, что в мире существует и гармония, а не только дрянь.

Но от чего-то большие сложности сыскать книги вроде "Среди йоркширских холмов" или "Записки сельского ветеринара" Хэрриотта. На книжных полках преобладают совсем другие вещи. Смотришь на них, и так и тянет порассуждать, а может ли изображение жестокости и насилия считаться добротным художественным приемом? Заставляют ли качественно прописанные гадости и мерзость кого-то задуматься, снижая или хотя бы не повышая уровень фоновой повседневной агрессии? Или такое всего лишь щекочет нервы, усиливая толстокожесть? Поскольку превращается всего лишь в способ развлечения обывателей, которых в "режиме лайт" уже не прошибешь? Если человек закрывает глаза в повседневной жизни, буквами-то достучаться можно? До того, что теоретически, могло сохраниться под слоями жира, покрывшими ум, сердце и душу?

Ведь детективы Элизабет Джордж или, например, Жан-Кристофа Гранже, или книги Стигга Ларсона попадают в бестселлеры по выбору публики, голосующей рублей, который считают маркетологи. По идее, все упомянутое - остросюжетная проза, затрагивающая актуальные проблемы современного общества, до международного терроризма, политического экстремизма или деструктивных сект включительно. При этом в них - откровенный недобор носителей банальных общечеловеческих норм, хотя бы поведения, и нормальной "обывательской правды жизни". Романы вызывают отторжение даже не потому, что людей в них потрошат пачками и сериями, поскольку авторы в поисках свежего, оригинального хода не скупятся на совсем омерзительные детали шокирующего характера. Печаль внушает откровенный недобор "нормальных" персонажей. Следователи не слишком отличаются от убийц-маньяков, за которыми охотятся. В их головах - такая же тьма с безумием. Просто они держат себя в руках. Вот только из книг совершенно не понятно, почему или чего ради. Чисто литературная условность. Техническая необходимость, от которой не уйти, потому что сбалансированная система персонажей в остросюжетной прозе требует обязательного противопоставления протагонист-антагонист. Приходится назначать кого-то охотником, не надо путать со "ставить на сторону добра": его в подобных книгах нет вообще, даже на очень-очень заднем плане.

Спрашивается, какая "правда жизни" в голове у читателей, предпочтения которых формируют такие тенденции книжного рынка?
Tags: Заначка, Настроение, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Роботы все совершеннее

    В рамках восстановления справедливости. Был случай, ругалась я на книжного робота лайвлиб, который "лично для меня" на основании моих оценок и…

  • 5 любимых книг (флешмоб)

    Начальные абзацы пяти любимых книг. Рано поутру я редко бываю в форме, а уж тем более в первые дни йоркширской весны, когда пронизывающий…

  • Чеслав Милош, "Долина Иссы"

    Кажется, я только что дочитала свой "роман года" 2021. Это "Долина Иссы" Чеслава Милоша. В небольшом для романа объеме - многообразие и глубина…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments