iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Фиона Макинтош. Хранитель лаванды

Книга из серии "Семейные истории". Любовный треугольник между нацистским полковником-полиглотом, английской разведчицей франко-немецкого происхождения и членом французского сопротивления, немцем по происхождению, воспитанным семьей французских евреев (тоже полиглотом-билингвой, естественно). Герои мечутся, заламывая руки, на фоне Франции, оккупированной немцами. Было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Автор пишет о серьезных вещах, например, о холокосте, превращая их в картонный задник для любовной интрижки. Главная авторская мысль, наверное, что люди в любых обстоятельствах вне зависимости от стороны баррикад могут остаться людьми и сохраняют потребность в человеческих чувствах (любви) и отношениях (дружбе). Но написано с такой наивностью исполнения, что эффект местами оказывается едва ли не комическим. 

Вот, например, фрагмент для демонстрации, что имеется в виду. 
[Цитата]«В типичном для него стиле он осуществил дерзкий прорыв в глубь советских территорий, завоевывая город за городом и захватывая множество военнопленных.
Эти-то военнопленные и помешали стремительной карьере Килиана. Его погубил гнусный приказ фюрера о комиссарах. Нет, из числа старших офицеров осуждал этот приказ не один Килиан – но открыто отказался повиноваться только он. Согласно приказу немецким офицерам надлежало выявлять среди пленных красноармейцев коммунистов и офицеров и казнить их на месте. Килиан возражал: такие действия лишь помогут укрепить дух Советов. Казненные, говорил он, будут приравнены к мученикам. Он даже потребовал отмены приказа, но получил официальный ответ, что «войну с Россией нельзя вести рыцарскими методами».
Профессиональный солдат в Килиане был взбешен не на шутку. Он вырос, свято веря в прусские идеалы военной этики. Он велел своим офицерам поступать, как велит им совесть, но запретил всем, кто находился под его непосредственным началом, расстреливать пленных русских. А кое-кому из числа доверенных друзей заявил, что мечтатели-нацисты в Берлине обрекли целое поколение немцев поливать русские земли русской же кровью.
Килиан не боялся смерти. Гибель в бою за родину он почитал героизмом. Его тревожила полная бессмысленность русской кампании – выиграть эту войну Германия явно не могла. Тем не менее, подчиняясь долгу, он вел своих солдат чередой мелких побед от одного маленького русского городка к другому. И вот наконец настал момент, когда Килиан открыто нарушил приказ главнокомандования. Он заметил пленника с красной звездой на рукаве – знаком советского комиссара. Подчиняясь приказу, он забрал этого человека из колонны усталых опустошенных красноармейцев и отвел его в ближайший лес.
Хотя идти было недолго, они успели немного поговорить. Комиссар, выходец из крестьян, не очень верил в коллективы, но считал, что в колхозах – основе советской идеологии – есть практический смысл. У него была семья: жена и трое малых детей.
Внезапно Килиан поймал себя на том, что рассказывает пленнику о своей несостоявшейся помолвке. Ильза Фогель занималась наукой и почти забыла о романтической стороне жизни, пока на каком-то званом ужине весной 1936 года к ней не подсел тихий и интеллигентный Маркус Килиан. Собравшиеся обсуждали Олимпийские игры, а Маркус и Ильза не могли отвести глаз друг от друга. Они стали любовниками – и большими друзьями, – однако маячившая на горизонте война не позволяла им связать себя более тесными узами.
– Надо вам было жениться на ней, – сказал комиссар по-русски.
Килиан улыбнулся и протянул ему сигарету.
– Да, – ответил он на том же языке. – Пожалуй, вы правы. Мы были хорошей парой.
Они мирно курили в тишине леса. Наконец оба поднялись на ноги.
– Давай кончать с этим, – промолвил русский. – Будешь стрелять – смотри мне в лицо. Не пали в затылок, точно я трус какой-нибудь. Я солдат. Я сражался за родину. И теперь умру за нее. Оставь мне хотя бы честь.
Он протянул руку – этот простой жест безумно растрогал Килиана. Враги обменялись рукопожатием. Русский отошел к дереву и стоически повернулся лицом к своему палачу.
– Дай мне умереть быстро, – попросил он. – Цель в голову или сердце. – Он усмехнулся. – На твой выбор.
Решившись, Килиан покачал головой.
– Иди. Ступай назад к семье. Поцелуй жену, обними детей.
Он махнул рукой, показывая комиссару, что тот свободен. И отдал ему честь.
Русский с недоверием смотрел на полковника, однако не тронулся с места. Килиан вложил пистолет в кобуру, показывая, что и не думает стрелять.
Коммунист нахмурился, а потом губы его дрогнули в потрясенной улыбке. Он приложил руку к сердцу в знак благодарности, развернулся и растаял среди деревьев.
Этот простой акт милосердия не укрылся от внимания одного заезжего инспектора. Очень скоро Килиана вызвали в Берлин, где начальство устроило ему жуткую головомойку – хотя, конечно, могло быть и хуже. Через несколько месяцев комиссарский приказ отменили, но Килиана уже отправили пылиться на штабную работу в Бендлерблок. Начальство, разделявшее его чувства относительно нацистской идеологии, снова и снова советовало не поднимать головы и делать, что велено.
Хотя честь удерживала Килиана от прямого бунта, он давным-давно пришел к выводу, что Гитлер – чудовище.»


Мне не хватает воображения представить актеров, способных на полном серьезе сыграть нечто подобное. Тем более, невозможно представить такую сцену как реальную. На мой взгляд, люди так себя ведут только в девичьем воображении. И в этом романе все примерно такое. Описание заброски разведчицы с самолета на оккупированную территорию посредством парашютного прыжка навечно останется в моей памяти. Но детали меркнут на фоне характеров и рассуждений, кто кого как любит.

В общем, не стоит чтения. Отдельному отзыву книжка обязана исключительно тем, что я внезапно нарисовала лаванды, которую поначалу рисовать не хотела.

[Наброски]Набросок в стиле Карлосона "очень одинокий петух".

А затем я нашла детские запасы гуаши, стремящиеся к неисчерпаемым. Если в баночки с гуашью время от времени подливать по ложке кипятка, она долго не сохнет. И заодно с гуашью обнаружила, что все мои кисточки тихо ушли к одному танкомоделисту. Остались только плоские и растрепанная щетина, которой модели красить неудобно. "Творческая задача" сводилась к "нарисовать большую лаванду".

А это пейзаж "Лавандовые поля Прованса" гуашью же. Случайно набрела на родительский отчет о детском рисовании в изостудии. И дети все как один так здорово нарисовали! Мне тоже захотелось. Правда, до шедеврального рисунка пятилетней Даши я не дотянула. Но зато море удовольствия!


Tags: Рисование, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Роботы все совершеннее

    В рамках восстановления справедливости. Был случай, ругалась я на книжного робота лайвлиб, который "лично для меня" на основании моих оценок и…

  • 5 любимых книг (флешмоб)

    Начальные абзацы пяти любимых книг. Рано поутру я редко бываю в форме, а уж тем более в первые дни йоркширской весны, когда пронизывающий…

  • Чеслав Милош, "Долина Иссы"

    Кажется, я только что дочитала свой "роман года" 2021. Это "Долина Иссы" Чеслава Милоша. В небольшом для романа объеме - многообразие и глубина…

  • Новое слово

    С подачи mint_lavender читаю первый в своей жизни эстонский роман. "Возможность выбора" называется. Пока что роман рассказывает, что…

  • Уф, первая книжка месяца пошла!

    Наконец-то дочитала "Советистан" Эрики Фатланд. У меня ушло на эту книгу почти два месяца. Потому при чтении упорно вспоминала, какие тараканьи ноги…

  • Февраль, читательский дневник

    1. Стивен Кинг. Секретные окна ... в Америку. Интереснее всего это читается с ракурса "Стивен Кинг как средний американец". Ну, когда знакомишься с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Роботы все совершеннее

    В рамках восстановления справедливости. Был случай, ругалась я на книжного робота лайвлиб, который "лично для меня" на основании моих оценок и…

  • 5 любимых книг (флешмоб)

    Начальные абзацы пяти любимых книг. Рано поутру я редко бываю в форме, а уж тем более в первые дни йоркширской весны, когда пронизывающий…

  • Чеслав Милош, "Долина Иссы"

    Кажется, я только что дочитала свой "роман года" 2021. Это "Долина Иссы" Чеслава Милоша. В небольшом для романа объеме - многообразие и глубина…

  • Новое слово

    С подачи mint_lavender читаю первый в своей жизни эстонский роман. "Возможность выбора" называется. Пока что роман рассказывает, что…

  • Уф, первая книжка месяца пошла!

    Наконец-то дочитала "Советистан" Эрики Фатланд. У меня ушло на эту книгу почти два месяца. Потому при чтении упорно вспоминала, какие тараканьи ноги…

  • Февраль, читательский дневник

    1. Стивен Кинг. Секретные окна ... в Америку. Интереснее всего это читается с ракурса "Стивен Кинг как средний американец". Ну, когда знакомишься с…