August 31st, 2014

Апокалипсис на подходе

Потому что, как обычно под конец каникул, мы, уговаривая друг друга, что "пора собраться" и "войти обратно в режим", безнадежно разбаловались. Да, последние дни в районе школьного обеда только заканчиваем затракать. Смотрим всякую чепуху, сколько хочется. Гуляем без оглядки. Ложимся спать, когда придется.

Завтра начнется... Тот редкий случай, когда начало минимум двухнедельного ада утопает в цветах. Весь город идет по улицам с букетами. А на лавочках - предприимчивые подростки с пучками корейских хризантем и астр по триста рублей. Бабушки продают гладиолусы и лилии. Позабавил дядька с огроменным пучком хреновых листьев и смородиновых веточек. Наверное, он будет солить огурцы. Но выглядел как папашка, озаботившийся букетом для школьника.

Я люблю цветы. Я очень люблю цветы. И если их покупаю, даже воспринимая как формальность, обязательно собираю красивый букет. Или не дарить вообще, или уже подходить с чувством, толком, расстановкой. Мужик, пусть даже маленький, должен понимать, что букет - это не дежурный жест "всучить веник", а внимание. Ритуал. Цветы не терпят небрежения. Букет может быть готовым, можно собрать самому, можно не собирать, а взять количеством (полтора десятка роз и больше - уже эффектно, даже вообще без упаковки!), но это обязательно должно быть красиво. Иначе не стоит и связываться.

Хотя в отношении 1-го сентября мне и кажется, что лучше и правильнее было бы дарить один большущий букет от класса, а остальные подбитые хризантемы с октябринками складывать в конверт купюрами. Или превращать их в конфеты и шоколад...

Дети, особенно, первоклашки, с цветами - это умильно и трогательно. Всегда почему-то жалко, когда все это праздничное и сентиментальное великолепие превращается в бесприютную кучу разноцветных веников, увядающих на учительском столе.

(no subject)

Вчера шикарную историю по радио слыхала, безумно понравилась. В каком-то селе под Тамбовым у директрисы сельской школы выросли дети и уехали жить в город. Она почувствовала себя одинокой. И решила взять пару сироток. В соседнем селе нашлись подходящие: папа сел, мама бросила. Глава района вручил их уважаемой директрисе под личную ответственность. Мол, формальности-формальностями, но у педагога детям явно будет лучше, чем в детдоме. На это поглядели ее коллеги. Тоже пожилые женщины с выросшими детьми: "Жизнь идет, когда есть, о ком заботиться. Силы есть, чего б не взять?" Детей "набрали" учитель литературы, математики, техничка и еще доярка за компанию. Так им в итоге спустя два-три года только за счет этих сирот не закрыли ту самую сельскую школу, без которой они все, кроме доярки, остались бы безработными. Без усыновленных деток набиралось всего семнадцать человек, школа не проходила количественный ценз.