iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Французский мальчик-2

В двадцать лет Александр Дюма-сын познакомился с прототипом "Дамы с камелиями", Мари Дюплесси. Она умерла от чахотки в двадцать три года. Дюма в двадцать четыре выпустил роман, который сильно нашумел, спустя пару лет был переделан в пьесу, а потом в оперу "Травиата".

Вот что писал о книге по горячим следам один из современников Александра и Мари
[Цитата]
"Такова была эта исключительная женщина, даже по парижским нравам, и вы поймете мое удивление, когда появилась эта интересная книга, полная такой жизненной правды, — «Дама с камелиями». О ней заговорили сначала, как говорят обычно о страницах, запечатленных искренним чувством молодости, и все с удовольствием отмечали, что сын Александра Дюма, едва окончивший коллеж, шел уже верным шагом по блестящим следам своего отца. У него были отцовская натуральность и впечатлительность, у него был отцовский живой стиль, быстрый и не лишенный естественного диалога, легкого и разнообразного, придающего романам этого великого мастера прелесть, вкус и характер комедии.
Итак, эта книга имела большой успех. Читатели вскоре поняли, что «Дама с камелиями» не висела в воздухе, что эта женщина должна была жить и жила недавно, что эта драма не была выдумана из головы, что это была интимная трагедия, сочащаяся живой кровью. Все заинтересовались именем героини, ее положением в обществе, успехом и шумом ее любовных приключений. Публика, которая хочет все знать и в конце концов все узнает, узнала мало-помалу все эти подробности, и кто прочел книгу, тот перечитывал ее снова, и, конечно, знакомство с истинными обстоятельствами отразилось на интересе к рассказу.
Так, по счастливой случайности книга, изданная без претензий на долгую жизнь, едва ли предназначенная прожить один день, теперь переиздается с почетом всеми признанной книги! Прочтите ее, и вы узнаете во всех подробностях трогательную историю, из которой богато одаренный молодой человек создал элегию и драму — драму успеха, счастья и слез."
(Жюль Жанен, предисловие к "Даме с камелиями")

Жюль Жанен, автор приведенного фрагмента, лично знакомый с участниками событий, был журналистом, писателем, критиком, памфлетистом, издателем и редактором, то есть, личностью активной и широко известной даже не в слишком узких кругах. Но русскому читателю он известен главным образом благодаря этому предисловию. И я не удивлюсь, если и французам тоже.

Дюма-старший не испытывал восторга от необходимости подписываться отцом юного дарования. [Цитата]«Вместо того чтобы подписываться Алекс[андр] Дюма, как я, — что в один прекрасный день может стать причиной большого неудобства для нас обоих, так как мы подписываемся одинаково, — тебе следует подписываться Дюма-Дави. Мое имя, как ты понимаешь, слишком хорошо известно, чтобы тут могло быть два мнения, — и я не могу прибавлять к своей фамилии „отец“: для этого я еще слишком молод…» (Из письма Дюма-отца)
Дави - фамилия прадедушки, который, будучи сыном маркиза, был вынужден скрываться от кредиторов в колониях. При отъезде обратно на родину он продал в рабство своих четырех детей, прижитых от чернокожей рабыни. Правда, оговорив право обратного выкупа. Вернулся и выкупил только старшего. У них были разногласия из-за денег, и когда сын решил поступить по этому поводу в армию простым солдатом, отец попросил его сменить фамилию. Тот взял фамилию покойной матери, Марии-Сессеты Дюма.

Андре Моруа утверждает, что Александр Дюма-старший, будучи квартероном, пострадал в детстве и юности от чужих расовых предрассудков. Александр Дюма-младший был незаконнорожденным, что по тем временам тоже имело значение.

Под спойлером очень смешной отрывок из "Дамы с камелиями". Автор там рассуждает о бедных созданиях, услугами которых пользовался и на коммерческой, и на дружеской основе. На мой взгляд, совершенно потрясающая смесь наивности и цинизма, а также искренности с лицемерием. Конечно, я прочитала не достаточно, чтобы сравнивать, но за Дама-старшим я не замечала особой склонности к морализаторству с назидательностью. Тоже, может быть, не дочитала?
[Цитата]
"Потом от Манон и Маргариты моя мысль перенеслась к тем, которых я знал и которые с песнями шли по дороге к смерти, почти всегда одинаково печальной.
Бедные создания! Если нельзя их любить, то можно пожалеть. Вы жалеете слепого, который никогда не видел дневного света, глухого, который никогда не слышал голосов природы, немого, который никогда не мог передать голос своей души, и из чувства стыда не хотите пожалеть слепоту сердца, глухоту души и немоту совести, которые делают несчастную страдалицу безумной и помимо ее воли неспособной видеть хорошее, слышать Господа Бога и говорить на чистом языке любви и веры.
Гюго написал Марион Делорм, Мюссе — Бернеретту, Александр Дюма — Фернанду, мыслители и поэты всех времен приносили куртизанкам дары своего сострадания, а иногда какой-нибудь великий человек реабилитировал их своей любовью и даже своим именем… Я так настаиваю на этом потому, что среди тех, кто будет меня читать, многие, может быть, уже готовы бросить мою книгу, так как боятся найти в ней апологию порока и проституции, а возраст автора только усиливает это опасение. Пусть те, кто так думает, сознают свою ошибку, и пусть они продолжают чтение, если их удерживал только этот страх.
Я убежден в одном: для женщины, которую не научили добру, Бог открывает два пути, которые приводят ее к нему: это — путь страдания и путь любви. Они трудны, те, кто на него вступает, натирают себе до крови ноги, раздирают руки, но в то же время оставляют на придорожных колючках клочья одежды и подходят к цели в той наготе, которой не стыдятся перед создателем.
Те, кто встречает этих путниц, должны их поддержать и сказать всем, что они их встретили, ибо, сказав об этом, они другим указывают путь.
Речь идет не просто о том, чтобы поставить при входе в жизнь два столба с надписью на одном: «Путь к добру» и с предупреждением на другом: «Путь ко злу» и сказать тем, кто является: «Выбирайте!»
Нужно указывать тем, кто уклонился в сторону дорог, которые ведут со второго пути на первый, и нужно постараться, чтобы начало этого пути не было очень тяжелым и не казалось непреодолимым.
Зачем нам быть такими строгими? Зачем нам упорно держаться взглядов того общества, которое представляется жестоким, чтобы его считали сильным, и отталкивать души, истекающие кровью от ран, через которые, как дурная кровь, испаряется зло их прошлого, и ожидающие дружеской руки, которая их перевяжет и даст их сердцу исцеление?
Я обращаюсь к моему поколению, к тем, которые, подобно мне, понимают, что человечество за последние пятнадцать лет сделало один из наиболее смелых скачков. Вера вновь возрождается, к нам возвращается уважение к справедливости, и если мир не стал совершенным, то он стал по крайней мере лучше. Усилия всех умных людей клонятся к одной цели, и все сильные воли заражены одним желанием: будем добры, будем молоды, будем правдивы! Зло есть суета, будем гордиться добром, а главное, не будем приходить в отчаяние. Не будем презирать женщину, которая не называется ни матерью, ни сестрой, ни дочерью, ни женой. Не будем ограничивать уважение семьей, снисхождение — эгоизмом. Небо больше радуется одному раскаявшемуся грешнику, чем ста праведникам, которые никогда не согрешили. Постараемся же порадовать небо. Оно воздаст нам сторицей. Будем раздавать на своем пути милостыню нашего прощения тем, кого погубили земные страсти, и, как говорят добрые старые женщины, когда они предлагают лекарство собственного изобретения, если это и не поможет, то во всяком случае не повредит.
" ("Дама с камелиями", Александр Дюма-сын)

Tags: Дюма, книги
Subscribe

Posts from This Journal “Дюма” Tag

  • Александр Дюма-сын. Дама с камелиями

    Этот многократно экранизированный роман откладывался у меня с институтских времен. Прочитался в итоге с чувством узнавания хорошо знакомой вещи.…

  • Наивная чукотская девочка...

    ...точнее, французский мальчик. Автору-повествователю приведенной цитаты около двадцати лет, и он водится с лоретками, кокотками и проститутками.…

  • Александр Дюма-отец. Черный тюльпан (1850)

    Приключенческий роман с увесистой любовной линией. В Википедии про него написано: "Черный тюльпан" (фр. La Tulipe noire) - исторический роман…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments