iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Categories:

Агата Кристи. Мертвая трава (Трава смерти)

Это рассказ из тех, где преступления разгадываются, как шарады или логические загадки. Собравшиеся гости рассказывают друг другу случаи из жизни, цель игры - угадать уже раскрытого преступника.

Такой прием более чем оправдывает любую условность в описании преступления. Ведь гости не воссоздают картину и место преступления, как полагалось бы в рассказе с традиционным расследованием, а передают уже подзабытые впечатления, сложившиеся в том числе и на основании слухов и домыслов. Вот как описывается преступление в "Мертвой траве":
[Цитата]"— Да. Вот как все произошло, — сказала миссис Бэнтри. — Как-то раз мы с Артуром гостили у сэра Амброза Берси в Клоддерхэм-Корт, и вот в один прекрасный день по какой-то глупой ошибке вместе с шалфеем кто-то нарвал много наперстянки. Зелень смешали с луком и нафаршировали всем этим уток, которых подали к ужину. Все гости заболели, некоторые серьезно. А одна бедная девушка, подопечная сэра Амброза, даже умерла."

Все наперстянки ядовиты. Наперстянки шерстистая и пурпурная используются в современной фармакопее как источник сердечных гликозидов. Это вещества, которые в низкой дозировке стимулируют и улучшают работу сердца, выступая лекарством, но опасны при передозировке вплоть до летального исхода. Заметим, что необходимые вещества начинают разрушаться в сырье сразу после сбора, поэтому заготовленные листья как можно скорее сушат в специальных печах при определенной температуре и освещении. Корове или лошади достаточно съесть 700 грамм свежих листьев наперстянки, чтобы отравиться. Но 700 грамм - это довольно большой ворох, не одно-два растения.

Пытаясь выяснить опасную или летальную дозировку свежих листьев наперстянки для человека, я нагуглила много неожиданного. Например, на нескольких вполне прилично сверстанных порталах было написано, что наперстянка распространяет споры, которые, созревая, разлетаются, и если их нечаянно вдохнуть, можно отравиться до самой смерти. Поэтому не стоит сажать ее в собственном саду. Споры! У цветкового двудольного растения! Это, наверное, не люди, а какие-то роботы-компиляторы статьи собирали, подбирая слова генератором случайных чисел.

Но, как бы то ни было, сколько листьев наперстянки можно съесть без угрозы для жизни, выяснить пока так и не удалось. Мне, все-таки, кажется, при готовке не кладут столько, чтобы хватило отравиться. Максимум, горсть. Да еще внутрь утки, да с луком и маслом, плюс длительное запекание при высокой температуре... А едят потом, все-таки, скорее мясо, чем тот лук с зеленью, что в брюшко напихали?... Не думаю, что таким образом можно наготовить на летальную дозировку. Это не утки с "шалфеем" тогда получатся, а "шалфей" с утками. Но, допустим, рецепт отравления - рабочий.

Тут возникает второй вопрос, отмахнуться от которого сложнее. А как кухарка ухитрилась перепутать листья наперстянки с шалфеем?

В восхитительно колоритном сериале "Аббатство Даунтон", показывающим жизнь именно того периода и тех же социальных слоев, что и в этих "шарадных" рассказах Кристи, кухарка миссис Падмор - один из важных персонажей. В первом сезоне она начинает слепнуть из-за катаракты, так что ее приходится отправить в Лондон на операцию. Помимо проблем со зрением у миссис Падмор неопытные и неумелые деревенские девочки в помощницах. Дейзи однажды чуть не организовала подачу на господский стол щавелевой кислоты, которой начищали серебро.

Во втором сезоне есть эпизод, когда в послевоенное время продуктового дефицита уже слегка поумневшая Дейзи впервые печет свадебный торт. Миссис Падмор застает Дейзи ночью в кухне, когда та, волнуюсь, проверяет, все ли с тортом в порядке. Успокаивает, что торт - не суфле, в любом случае не опадет, и предлагает попробовать по кусочку. И вот тут-то выясняется, что есть его невозможно, потому что Дейзи испекла его из некачественных продуктов, взятых на пробу у новоиспеченного спекулянта с черного рынка, - муки, смешанной с мелом, и испорченных цукатов. И Дейзи, готовя торт строго по рецепту, ни разу ничего не попробовала!

Возвращаемся к нашему шалфею и наперстянке.

Допустим, злоумышленник собрал их в корзинку, специально обминая и жамкая до полной потери товарного вида. Допустим, кухарка была подслеповата и готовила без проб. Допустим, вдобавок, приехала из Грузии, где трав для мяса, действительно, не жалеют. Но запах?! У шалфея - специфический узнаваемый запах. Кухарка, даже неопытная, должна бы узнавать его с завязанными глазами. Тем более, английская, где он в культуре, как у нас укроп. Реально укроп с чем бы то ни было перепутать, даже если он уже в нарезку? Выходит, кухарка была сообщницей убийцы, потому что это - единственное логичное объяснение, как она ухитрилась набить тушки уток наперстянкой.
Tags: Агата Кристи, Кино, Рисование, ботаника, детали, книги
Subscribe

Posts from This Journal “Агата Кристи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

Posts from This Journal “Агата Кристи” Tag