iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Category:

Кадзуо Исигуро. Не отпускай меня

Если в двух словах, то не понравилось. Тем, кто читает или подумывает читать сам, под кат не надо.

Один фермер подсчитал, что для еды ему надо пятьдесят курей на год. Но яиц в инкубатор заложил семьдесят, с запасом на гостей или сальмонеллез. Вылупки оказались настолько милыми, что держать их в клетках или загоне рука не поднималась. Поэтому цыплята бродили, где хотели, хоть в палисаднике, хоть по кухне. На стол могли взлететь, иногда забредали в спальню. А фермер только умилялся: что ни цыпа, то характер! Он придумывал им имена и дрессировал, удивляясь уму и сообразительности. Тем не менее, кормил и выращивал цыплят фермер, все-таки, ради куриного супа. Но как свернуть шею Эмилии или Аделаиде, клевавшим с рук? Так что фермер решил резать курочек поэтапно: сначала одно крыло, затем, когда культяпка заживет, другое. Потом одну лапу...

Вот японец, даже если формально он британец, при взгляде на все это впадет в меланхоличные раздумья, насколько курицы способны к дружбе и любви. И рассмотрит в ситуации любовного треугольника, чтобы выявить тончайшие движения душ.

Фант допущение, на котором Кадзуо Исигиро строит роман, заключается в идее выращивания клонов ради поэтапной выемки донорских органов. Клонировать научились и начали сразу после второй мировой. Действие разворачивается в Великобритании наших дней. Видимо, поэтому роман и не позиционируется как научная или социальная фантастика. Думаю, его рассматривали как антиутопию и какую-нибудь всеобъемлющую метафору выученной беспомощности и отсутствующего права выбора. Иначе не объяснить, как роман попал в список 100 лучших англоязычных романов c 1923 по 2005 годы по версии журнала "Тайм".

История гетто начинается еще в 13 веке. Во время второй мировой людей эшелонами угоняли на работы в Германии. Мало кто рисковал сбежать, поскольку за это расстреливали даже не семьями, а деревнями целиком. В концлагерях набирали надсмотрщиков из числа самих заключенных, жизнедеятельность лагеря поддерживалась и обеспечивалась за счет самих заключенных. Виктор Франкл много писал о важности, которую приобретали мелочи, на которые в обычной жизни люди могли вообще не обращать внимания. Он же объяснил, что "аномальная реакция на аномальную ситуацию - это нормальное поведение." с)

Так что с некоторым усилием можно представить себе такой мир, в котором политические группировки разошлись лишь в вопросе, в насколько человеческих условиях надлежит подращивать биологический материал. В Хейлшеме, где выросли главные герои романа, Кэти, Рут и Томми, окопались как раз гуманисты. Они развивают у своих воспитанников творческие способности и прививают им любовь к чтению. При этом детям мало что рассказывают об устройстве окружающего мира и живущих в нем людях. Видимо, для того, чтобы им самим не захотелось стать частью всего этого. Ведь у них никогда не будет ни нормальной обычной работы, ни семьи, ни детей. Их судьба сначала помогать донорам, а потом самим пойти на поэтапную разборку.

Все это с некоторым трудом можно себе представить. Но странно наблюдать, как во всем этом взрослая женщина перебирает детские секретики... Целую жизнь, разложенную на фантики, перышки, лепестки под бутылочным осколком на обрывке фольги с помойки. И совсем уж непонятно, почему ни один из персонажей даже не попытался выкурить сигарету или выпить алкоголя! Ладно, никому и в голову не приходит хотя бы попытаться куда-то сбежать. Пик протеста - изваляться в грязи в детской истерике. Но почему никто даже мельком не подумал, что здорово напиться как свинье, чтобы отвалилась эта треклятая поджелудочная? Назло всем этим, кто с детства внушал, как важно уберечь собственные органы от повреждений?

Осталось впечатление, что Кадзуо Исигуро смухлевал. Хотел написать дамский любовный роман, но засомневался, что получится удержать интерес. И с этой целью "подлил трагизма". Одно дело, когда у людей просто сложные отношения, тут уже очень сложно кого-то чем-то удивить. И, согласитесь, совсем другое, когда участники событий вот-вот умрут, потому что их должны разобрать на суповой набор. Ввиду скорой и мучительной смерти любая мелочь приобретает сакральный смысл или, как минимум, метафорическое звучание.

Интересно, какая судьба постигла бы роман, напиши его кто-нибудь другой? Желательно, и вовсе безвестный? Сильно сомневаюсь, что это не сказалось бы на его "карьере".
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments