iismene (iismene) wrote,
iismene
iismene

Сентябрь, читательский дневник

Понастроив планов, я успешно спустила их в угоду настроениям: погода шепчет "займи, но выпей!", а я Гроссманом, что ли, усугублять буду? "Судьбу и жизнь", тем не менее, упорно читала весь месяц.

Показалась на редкость тяжелой, давно я так не буксовала над художественной книгой. С одной стороны, было интересно разбирать текст в тех местах, где Гроссман откровенно подражает Льву Николаевичу. Наблюдать за развитием литературной традиции и приема - увлекательно само по себе, вне зависимости от содержания. Но уже со второго фрагмента начинает восприниматься как инкрустации, что-то типа маркетри или перламутровых орнаментальных наборов на ломберных столиках. И когда после стилизации, искусной и искусственной вставки вроде того, как переживается бой изнутри, идет что-то живое, уже "чисто авторское" эффект получается... пронзительный. Например, от описания концлагеря, скупого, лаконичного, обыденного, совсем "нетолстовского", про то, как заключенные сами поддерживают его жизнедеятельность, я дня два отходила. В общем, "Жизнь и судьба" оказалась для меня крайне тяжелым чтением, от которого так и подмывало переключиться на что-то легкое, желательно, сиропного типа.

1. Дэниэл Киз. Множественные умы Билли Миллигана. Осилила только в рамках "детских чтений". Детка две недели взахлеб обсуждала, а я в таких случаях стараюсь быть в курсе. Но если б не такой повод, именно эту книгу вообще бы читать не стала. Мне показалось, что, не смотря на то, что Киз - очень хороший писатель, она проваливается между двух стульев, получившись и не художественной, и не научно-популярной. На мой взгляд, там вышло нудное жизнеописание психопата, в котором чего не хватишься, того и нет, в том числе и смысла с целью повествования.

2. Виктор Шкловский. Техника писательского ремесла. А вот такие книги я люблю, даже если главное, что из них можно вычитать, это - "дух прошедшей эпохи".

3. Колесова Наталья. Женщина среднего возраста. Очаровательный дамский любовный роман маленького объема, от силы на пару часов чтения. У героини - приятный характер, у автора - столь же приятная манера изложения, местами даже вполне себе юмористическая.

4-5. Колесова Наталья. Грани Обсидиана. Карты судьбы
Эти книги так и хочется обозвать "феноменальными", понимая под феноменом явление, данное в субъективных ощущениях и при этом навряд ли постижимое логически. Дело в том, что если начать разбираться, то эти книги 1) однотипны; 2) вторичны; 3) будучи набором однообразных перелицовок "Золушки", полностью предсказуемы; 4) со сменой имен не меняются характеры, речь идет об одной и той же девушке, и одном и том же мужике; 5) решают они общими усилиями одну-единственную проблему - обретения любви вопреки реальным и надуманным препятствиям. Есть и побочные мотивы, вроде "не надо помогать людям, если они не просят помощи". Это - правильная и глубокая мысль, но, как и все остальное у автора, - далеко не оригинальная. Отсутствие оригинальности и авторской самобытности - вот и все, что можно сказать об этих книгах, если начать разбираться. Одна и та же любовная история, зачем-то пересказанная одними и теми же словами раз десять на две книги!

Феномен заключается в том, что ни разбираться, ни ругаться не хочется. Не очень понятно почему, но эти две книги Колесовой оказались приятным чтением для девочки среднего возраста. И лично я, заранее понимая, что куда автор ведет, прочитала их с большим удовольствием и пожалела всего о двух вещах: 1) что к моим пятнадцати годам они не были написаны; 2) и когда детка зачитывалась Стефани Майер, я понятия не имела об их существовании.

6. Питер Мейл. Хороший год
Книга заметно уступает одноименному фильму Ридли Скотта с Расселом Кроу и Марийон Котийяр в главных ролях. В книге имеется "винная афера" почти детективного характера, опущенная в фильме, но... это не спасает впечатления. Фильм тоже не относится к шедеврам, но в нем приятны виды, пейзажи, детали, атмосфера. В книге атмосфера, увы, так и не оживает, будучи утоплена в вычурных описаниях. Мейл ухитряется даже еду выписать на удивление безвкусно.

Впрочем, не исключено, что мне подпортила восприятие попытка прикрыть пункт "Книжного моциона". Я ее брала в качестве "книги, в которой герой решает изменить свою жизнь". А у Мейла герой вообще-то ничего не решает, не то что "изменить жизнь". Всю книгу он плывет по течению, как кусок известной непотопляемой субстанции. И для куска такого цвета ему слишком уж везет. В какой-то момент череда удач, несущих этого баловня судьбы, вызывает едва ли не классовую ненависть! При том, что я вообще верю в попутный ветер. В смысле, убеждена, что если двигаться по жизни в верном направлении, обстоятельства будут складываться как будто сами собой и все время к лучшему. Но у Мейла - так и хочется попросить вилку, чтобы снять с ушей навешанную лапшу.

И еще мне настойчиво вспоминался "Лотофаг" Сомерсета Моэма. Это рассказ о том, как другой английский клерк как раз решил изменить свою жизнь и переехать из дождливого Лондона к солнышку. И вот эта перекличка окончательно "добила" в моих глазах роман Мейла, который, на самом деле, вполне добротен, хоть и не относится к лучшим, что в мировой литературе, что в библиографии конкретного автора.

7-9. Сара Эдисон Ален. Садовые чары . Бегущая за Луной . Сахарная королева.
Вполне добротные "девачковые" романы на тот случай, когда хочется отдыхать при чтении, а не читать на отдыхе. Приятные, читаются с интересом и, вдобавок, поднимают настроение. Мне очень понравился первый, "Садовые чары", потому что там сад и старая яблоня - полноправные герои, не менее важные, чем девушки с неустроенной личной жизнью. Чуть позже попробую расписать подробнее, потому что автор очень любопытно вводит "магический элемент", у нее получается нечто среднее между традиционными приемами городского фэнтази и, как ни странно, магического реализма.

10. Михаил Коцюбинский. Тени забытых предков, Интермеццо, Хвала жизни и другие рассказы.
А это из той классики, что я некогда успешно сдала непрочитанной. Про Коцюбинского знала, что 1) его отец рано умер, а мать ослепла, так что ему пришлось зарабатывать на прокорм многочисленных младших братьев и сестер; 2) не смотря на этот опыт, он все равно сам рано женился и стал многодетным отцом; 3) боролся с филлоксерой, что, начав с Крымского полуострова, едва не уничтожила виноградники по всей Украине; 4) тяготел к народовольцам. Филлоксера, если честно, меня волновала гораздо больше: что способны натворить инвазированные виды, не идет ни в какое сравнение с революциями. От человека с такой биографией лично мне всегда ожидается какой-нибудь пропагандистский подвох. Но Коцюбинский оказался таким хорошим писателем, что я пожалела, что раньше не читала. Очень красивый язык, так и хочется читать в оригинале. И, удивительно, что вещи начала прошлого века (1908, 1911 и около того годы!), совсем не устарели ни морально, ни эмоционально, при чтении - сопереживаешь. Кустурица в 2010-ом году назвал фильм Параджанова, снятый по повести "Тени забытых предков", "лучшей картиной в мире, снятой до сих пор". Дело было в Ереване и, возможно, он подлизывался к принимающей стороне, но по чтению повести кажется, что не слишком сильно.

Август, читательский дневник
Июль, читательский дневник.
Июнь, читательский дневник
Май, читательский дневник
Апрель, читательский дневник
Март, читательский дневник
Февраль, читательский дневник
Январь, читательский дневник
Tags: дневник чтения
Subscribe

Posts from This Journal “дневник чтения” Tag

  • Июнь, читательский дневник

    Н. П. Гладкий. Питомник декоративных деревьев и кустарников. Учебное пособие 1954. Интереснейшее и довольно полезное чтение. Есть устаревшие моменты,…

  • Май, читательский дневник

    1. Ольга Куно. "Черно-белая палитра". "Шпионка в графском замке". "Голос моей души" Эту, как оказалось, я уже читала. Что не помешало мне перечитать…

  • Апрель, читательский дневник

    1. Катя Федорова. "О том, что есть в Греции". Прекрасная солнечная книга об опыте любви... Любви к Греции. Прочитав половину присланного дочкой…

  • Март, читательский дневник

    1. Элизабет Гилберт. Большое волшебство. Не дочитала. Мне не нравится, как она пишет. Не в том смысле, что я считаю ее плохим писателем, которому…

  • Февраль, читательский дневник

    1. Сальма Кальк, "Женитьба дядюшки Жиля" Девичий ромфант о том, как хорошо, когда большая семья: всегда есть, кому помочь. Очень симпатичные…

  • Январь, читательский дневник

    1. Трилогия Алисы Дорн "Институт моих кошмаров: Здесь водятся драконы, Адские каникулы, Никаких демонов" Понравилось. Мир магии оказался отнюдь не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “дневник чтения” Tag

  • Июнь, читательский дневник

    Н. П. Гладкий. Питомник декоративных деревьев и кустарников. Учебное пособие 1954. Интереснейшее и довольно полезное чтение. Есть устаревшие моменты,…

  • Май, читательский дневник

    1. Ольга Куно. "Черно-белая палитра". "Шпионка в графском замке". "Голос моей души" Эту, как оказалось, я уже читала. Что не помешало мне перечитать…

  • Апрель, читательский дневник

    1. Катя Федорова. "О том, что есть в Греции". Прекрасная солнечная книга об опыте любви... Любви к Греции. Прочитав половину присланного дочкой…

  • Март, читательский дневник

    1. Элизабет Гилберт. Большое волшебство. Не дочитала. Мне не нравится, как она пишет. Не в том смысле, что я считаю ее плохим писателем, которому…

  • Февраль, читательский дневник

    1. Сальма Кальк, "Женитьба дядюшки Жиля" Девичий ромфант о том, как хорошо, когда большая семья: всегда есть, кому помочь. Очень симпатичные…

  • Январь, читательский дневник

    1. Трилогия Алисы Дорн "Институт моих кошмаров: Здесь водятся драконы, Адские каникулы, Никаких демонов" Понравилось. Мир магии оказался отнюдь не…