Июль, читательский дневник

1. Йенс Андерсен. Астрид Линдгрен. Этот день и есть жизнь. (биография)
2. С.Ф.Фицджеральд. Перечитывала тот сборник, что нашелся дома. Великий Гэтсби (которого и захотелось вспомнить после сотни лучших по версии Дэйли Телеграф). Последний магнат. Рассказы (1 мая, Тяжелый пациент, Долгое ожидание).

Мотиватор

Книжка мне не понравилась, а вот генератор мотиваторов приглянулся.

Мой мотиватор на сегодня

Просто двигайтесь вперед — и пусть вам будет наплевать, что думают о вас другие. Делайте то, что должны сделать, для себя.


Джонни Депп, актер

Получи свой мотиватор

Июнь, читательский дневник

1. Поль Дюран-Рюэль. Амбруаз Воллор. Воспоминания торговцев картинами. [Вкратце]Прекрасная книга, в том числе и на подарок, для любого любителя импрессионизма, истории искусств или мемуарной литературы. На самом деле, "воспоминания торговца картинами" называются мемуары Воллара, который помимо них написал еще биографии Сезанна, Дега и Ренуара. У Дюрана-Рюэля - просто воспоминания. Мемуары двух самых успешных арт-дилеров в истории искусства, очень любопытное чтение. Любопытный момент, что Воллар несколько раз упоминает Дюрана-Рюэля, а Дюран-Рюэль Воллара - ни разу, хотя они вращались в одной среде и, естественно, были знакомы.

2. Збигнев Ненацкий. Раз в год в Скиролавках. Шикарная книга, которая многим не понравится. [Цитата]На обратной дороге, ведя свой старый автомобиль, доктор задумался над словами подполковника Крупы и пытался объяснить себе, почему он столько раз хотел выехать, а в конце концов никуда не ехал. Была ли причина в нем самом или вне его? Какая внутренняя сила приказывала ему каждый год заполнять длинный бланк, даже брать в руки паспорт, и какая сила запрещала ему выезжать или попросту возвращала его с дороги? Конечно, всегда находились какие-нибудь реальные причины, которые делали поездку невозможной — чья-нибудь болезнь, отзыв из отпуска потому, что некем было заменить его в Трумейках, наконец, внезапное отвращение к особе, с которой он должен был где-то в далеком свете встретиться. Но это скорее были предлоги, он хватался за них неожиданно, чтобы в последнюю минуту отказаться от поездки. Может быть, здесь скрывался род невроза, страх перед новыми пейзажами, перед знакомством с новыми городами и новыми людьми. Или вообще равнодушие к тому, что происходило где-то далеко и касалось совершенно незнакомых ему особ, полное отсутствие любопытства к тому, как они живут, в каких квартирах, что чувствуют другие люди в далеком мире. Он прочитал в какой-то книжке, что благодаря телевидению весь мир стал похож на маленькую деревню, где все между собой знакомы, заглядывают друг к другу через забор, принюхиваются к запахам из кухни соседа, сплетничают друг о друге, ходят в гости, все время на что-то обижаются и вечно ходят надутые один на другого. А раз так, то зачем покидать маленькую деревню по имени Скиролавки, чтобы очутиться в другой маленькой деревне по имени Весь Мир?

3. Рэй Брэдбери. 451 по Фаренгейту. Перечитала после спектакля.

4. Дмитрий Рус. Играть, чтобы жить. [Вкратце]ЛитРПГ, т.е., фантастическая книга, в которой действие полностью или частично перемещается в виртуальную реальность компьютерной игры. Я хотела русский образец жанра, для сравнения со Стивенсоновским "Вирус Reamde" и "Первому игроку приготовиться". Чтение оказалось легким и милым.

5. Наталья Жарова. Выйти замуж за Кощея. [Вкратце]Про попаданку в мир русских народных сказок. Вполне годное чтиво, когда единственное требование - создание белого шума в голове. Тогда читается бойко, без каких-либо цепляний к логике персонажей и интриги. Финист Ясный Сокол, приятельствующий с Кощеем, и тридцать три богатыря, подбирающие беглых кощейских невест, мне даже понравились.

6. Збигнев Ненацкий. Вечный лес. Это, конечно, огромное спасибо bgv10за наводку на автора. Романы у него выходящие из ряда.

7. Кира Измайлова. Случай из практики; Случай из практики: Возвращение [Вкратце]Очень симпатичное женское фэнтази про приключения судебного мага. Мне понравился и мир, и героиня, и ирония. Годное чтиво для отдыха. Детективная составляющая подкачала, но зато персонажи вышли один другого симпатичнее.

8. Кира Измайлова. Цикл про фей, из которого я запомнила только один заголовок "Одиннадцать дней вечности". [Вкратце]Продолжения банкета после расследований судебного мага не случилось. Тоже женское фэнтази, но уже на тот случай, если в туалете больше бумаги не нашлось. Правда, я пробежала по диагонали все три тома. Мне было любопытно, как перекраивается шаблон. Ну, например, представьте "Золушку", в которой мачехи с их дочерьми - вполне приличные люди, у падчериц - злобный пубертат, а феи-крестные - те еще гадины? Смотреть, как выворачиваются знакомые сказки, было любопытно, хоть прием и не нов. Но, хоть и ничего написано, и не более, чем любопытно: бедного однокрылого принца из "Диких лебедей" я уже раз пять-восемь встречала. Текст так и оставил картонное послевкусие, в отличие от предыдущего - совсем не ожил и не зашевелился.

9. Кира Измайлова. Драконьи истории. [Вкратце]Очаровательные истории как драконы женились. Легкие и милые, самое то, когда хочется чего-то необременительного и приятного. А там даже если девушка кровожадно разбойников, которые первые начали, травит и режет, звучит как-то душевно. Ну, примерно как Марджан в "Сказке об Али-Бабе" живых людей в кувшинах кипящим маслом залила. Живодерство же сплошное, но разбойников все равно никто не жалеет.